18+

Михаил Головтеев: ARES готов воплощать самые смелые и масштабные проекты

FullSizeRenderС какими итогами и какими взглядами на будущее крупный игрок рынка физической охраны ARES встретил 2017 год Пульту рассказал Михаил Головтеев, генеральный директор компании ARES.

Пульт. Уважаемый Михаил Валерьевич, что сейчас такое ARES?
Михаил Головтеев. ARES – это без преувеличения самая крупная на сегодняшний день частная российская охранная компания. Это 10 тысяч сотрудников в 50 регионах России.
Это команда профессионалов, которые обладают уникальными знаниями и многолетним опытом работы, как в российских, так и зарубежных компаниях. Это мощный потенциал для успешного решения задач любой сложности и масштаба. Мы можем воплотить сегодня самые смелые проекты наших клиентов.
П. Кто ваши клиенты?
М.Г. Основные клиенты – федеральные торговые сети, промышленные предприятия, строительные компании, банковские структуры, а так же крупные торгово-развлекательные и выставочные центры, спортивные комплексы, театры, массовыe мероприятия.

FB_IMG_1485180704185
П. 2016 год был для ARES довольно знаменательным, что Вы можете выделить, как главный итог года?
М.Г. В 2016 году мы запустили новый бренд ARES. Это можно назвать вторым рождением. Но нужно понимать, что ARES ведет свою историю с 1994 года. За это время было многое – рост и превращение в одну из крупнейших охранных структур Северо-Западного региона России. Сотрудничество и слияния с различными партнерами, накопление опыта и кадрового потенциала. К 2016 году мы уже пришли как крупный оператор в сегментах физической охраны, как компания, обеспечившая безопасность Российского этапа Формулы 1 в Сочи.
2016 год для нас – это еще открытие нового направления – сопровождения перевозки ценностей и наличности. Основные клиенты – банковские структуры и инкассаторские компании.

FB_IMG_1485180632058
П. ARES позиционирует себя, как активный игрок в сегментах физохраны. Многие игроки этого рынка говорят о катастрофическом снижении рентабельности. Как Вы оцениваете экономические особенности этой сферы?
_20170125_105535М.Г. Рентабельность направления физической охраны как правило не превышает порог 10 процентов по чистой прибыли. При этом уровень рентабельности очень зависит от норм управленческого учета, принятого в компании, и учитывает множество факторов – сроков амортизации основных средств, резервов под дебиторскую задолженность клиентов и др.
Но на больших масштабах это позволяет выстроить эффективную бизнес-модель. У ARES сейчас численность клиентов стационарной физической охраны более 1300.
П. Иногда кажется, что в физохране, в отличие от пультовой, нельзя придумать ничего нового – никаких фишек, новых продуктов. ARES строит “классическую” физохрану или удивит чем-то новационным?
М.Г. Стационарная охрана – действительно традиционно консервативная сфера. Но здесь так же применимы новейшие информационные технологии. По некоторым проектам мы уже начали внедрение инновационных решений. Но пока секретов раскрывать не буду. Ожидайте. В качестве “утечки” могу только заверить, что эти решения не приведут к увеличению стоимости наших услуг для клиентов.машина
П. ARES одним из первых открыто говорит об оказании услуг реагирования для мониторинговых компаний. Что это за ниша на охранном рынке?
М.Г. Пультовая охрана намного более привлекательна с точки зрения рентабельности, чем, скажем, физическая. Но организация реагирования – это очень инвестиционно емкая задача, поскольку требует значительных затрат на автопарк реагирования, организацию оборота служебного оружия, обучение и содержание штата охранников высокой квалификации. Это, как правило, датируется на довольно длительном периоде времени.
Этот фактор создает высокий порог входа в пультовую охрану по инвестициям, если все изначально делается на высоком профессиональном уровне. При этом, организация реагирования требует специфических «силовых» знаний и опыта. Рынок подсказал возможность разделения мониторинга и реагирования. И сегодня услуги мониторинга оказывают многие телекоммуникационные компании, включая МТС, не погружаясь в чуждую для них охранную деятельность. Их дело – обеспечить прохождение сигнала тревоги и найти действительно качественную охранную компанию для реагирования.
В последнее время развивается тенденция использования крупными клиентами мониторинговых решений для контроля больших распределенных сетей объектов. При этом наших клиентов интересует не только услуга реагирования, но также и патрулирования или временной охраны стационарными постами.
Мы активно развиваем эти и другие дополнительные сервисы для наших клиентов. ARES располагает самой большой в стране службой реагирования, насчитывающей более 700 экипажей. Это позволяет предлагать клиентам самые разнообразные пакеты услуг.

FB_IMG_1485180650576
П. В феврале – марте пройдет череда «отраслевых» мероприятий – собраний, конференций, круглых столов. Будут обсуждать проблемы отрасли. Какая на Ваш взгляд проблема стоит острее всего?
М.Г. Демпинг со стороны локальных игроков рынка, которые идут на любые условия для удержания клиентов.
При этом трудовое и налоговое законодательство не соблюдается, так как при демпинге это невозможно обеспечить в принципе. Это затрудняет развитие отрасли, вредит репутации охранного бизнеса.
На мой взгляд, крупные компании должны объединиться вокруг федеральных общественных институтов, таких, как Общественная палата, Торгово-промышленная палата, КЦ РОСС, для улучшения климата в отрасли. Необходимо законодательно установить минимально возможные экономически обоснованные расценки и тарифы прежде всего в сфере государственных закупок.

П. Взаимодействие с правоохранительными органами – важная составляющая частной охранной деятельности. Как по Вашему мнению может развиваться сотрудничество крупных охранных компаний с государственными силовыми структурами?

М.Г. Можно с уверенностью сказать, что между охранными организациями и правоохранительными органами де-факто сложилось частно-государственное партнерство. При том, что многие его элементы закреплены законодательно, как, например, обязанность содействия органам внутренних дел при обеспечении общественного порядка, экономическая часть, на мой взгляд, требует разработки и развития.
И во многом, успешное развитие взаимодействия зависит от инициативы и активности крупного охранного бизнеса, здорового лоббизма наших интересов.
С переходом функции обеспечения лицензирования и контроля лицензионных требований и условий от МВД к Федеральной службе войск Национальной гвардии Российской Федерации появляется новое окно возможностей, которое мы должны использовать для развития. Мы можем вместе выстроить такие условия ведения охранного бизнеса, при которых выиграет и государство, и потребитель.
П. Частная охрана проходит в этом году рубеж 25-летия. Как Вы считаете, в чем сейчас главный исторический «нерв» в отрасли, что происходит эпохального?
FB_IMG_1485330842830М.Г. Думаю, главное, что происходит в отрасли в эти годы, — смена поколений. Частная охрана выполнила важнейшую социальную миссию в конце 90-х, начале 2000-х, предоставив возможность интегрироваться в гражданское общество и честно трудиться большому количеству ветеранов силовых структур.
Но сейчас приток кадров из государственных силовых структур фактически прекратился. Все чаще собственниками и топ-менеджерами охранных компаний становятся люди, никогда не имевшие отношения к правоохранительным органам. Это люди, выросшие в частной охране или пришедшие из других отраслей.
Уверен, что нас ждут качественные изменения в лучшую сторону, которые зависят прежде всего от топ-менеджеров отрасли и собственников бизнеса, всех тех, кто выбрал работу в негосударственной сфере безопасности своей основной профессией.

_20170125_111405
П. Планы ARES на 2017 г?
М.Г. Не хочу предвосхищать. Впереди много работы. Мы планируем на 2017 год расширение клиентского портфеля во всех сегментах, расширение и развитие отношений с существующими клиентами, а также запуск новых услуг.