18+

ЧВК – русский исторический опыт на примере похода Ермака. Часть 2

Подготовка похода

Ещё Аника Федорович Строганов в 60-е г.г. XVI в. собирал вокруг себя представителей сибирских народностей, владевших туземными и русским языками, и даже иноземцев с Запада. Он же снаряжал экспедиции, которые перевалив через каменный пояс Урала, добрались до Оби и завязали торговые отношения с местными народностями. Разведка территории будущих действий велась последовательно и всесторонне, повсюду подыскивались информаторы и сочувствующие…

Одновременно, Строгановы, видимо, копили деньги. Разные источники, говоря о затраченных на организацию отряда Ермака средствах, называют сумму от 20 до 25 т.р. Как видно из материалов, представленных выше, это ощутимая сумма, равнявшаяся  ежегодному «кредиту» для царя. Скорее всего, Строгановы не могли разом изъять эти деньги из оборота, а должны были их копить. При чём, это сумма, потраченная единовременно для начала кампании, в дальнейшем упоминаются дополнительные расходы на поддержание процесса.

kazachehНо самое главное, это люди. Здесь в деле появляется Ермак Тимофеевич и его казаки, ставшие ядром отряда. Что такое казаки того времени, знают все. Обобщая, можно коротко обозначить, что их плюсом было высокое индивидуальное мастерство, чаще всего казак был универсалом, хорошо умевшим владеть различными видами оружия и способным в зависимости от обстановки использовать различные тактические способы ведения боя, так же знаменитая личная храбрость, находчивость, умение выживать в диких краях. Важным плюсом в данной конкретной ситуации было перманентное полулегальное положение казаков, которых исходя из политической целесообразности государство считало то, воинами, то разбойниками – в общем, казаки могли воевать бесплатно или гораздо дешевле иных наёмников.

Минусы: низкая дисциплина, которая с одной стороны усложняла управление отрядом, с другой из-за грабежей местного населения увеличивала число «идейных врагов» Москвы. В данной конкретной обстановке минусом являлось и слабое знание казаками Ермака будущего театра военных действия, так не похожего на донские степи.

Вообще, из всего вышесказанного, невольно получается, будто Строгановы были единственными вдохновителями, организаторами и авторами Похода. Их летопись так и представляет дело, мол поход за Урал запланировал ещё Аника. Между тем, историки, в том числе и Карамзин, больше склоняются к тому, что тонкими манипуляциями их нарочно подталкивал к этому царь, которому и приписывают авторство похода. Москва в то время не была изолирована от Европы, а Иван Грозный, имевший обширную переписку с английской королевой, мог, конечно, хорошо знать технологию освоения новых просторов руками частных компаний и «дрейков». Вся переписка Грозного и Строгановых говорит о том, что обе стороны в принципе осознанно вели дело к походу, направляя все события в нужное русло.

Поражение – всегда сирота, а у похода Ермака, авторов и вдохновителей, конечно, много. Летописец, отражавший точку зрения казаков Ермака (Есиповская летопись) утверждает, что замысел покорения Сибири принадлежит непосредственно казакам, которые только использовали царскую волю и строгановские деньги. Сложно с этим согласиться, т.к. вплоть до начала 1579 года казаки-будущие участники похода и их предводители Кольцо, Пан и Мещеряк находились в низовьях Дона и Волги, а в Пермской земле оказались волей обстоятельств, и точно против собственного желания. Хотя нельзя утверждать, что казачьи вожаки на Дону и Волге вечерами не обсуждали, отвлекаясь от текущих дел, хотя бы чисто теоретически, возможность пошалить за Уралом.

К концу 70-х за казаками в этом регионе уже тянулся шлейф лихих дел, вызывавших раздражение Москвы. Чашу терпения переполнила «неприятность» с атаманом Кольцо, который, якобы по незнанию напал на ногайское посольство, шедшее к русскому царю с миром и богатыми дарами. Перебил людей, а дары разграбил. В тот период Грозный искал мира на юге. Мир был неудобен казакам. Царь, наверное, подозревал донцов, в осознанном истреблении «послов мира»… Как многие другие атаманы, Кольцо, Пан и Мещеряк были заочно приговорены к смерти. На юг двинулись крупные силы царских войск…

Вышеназванные трое с несколькими сотнями казаков, уходя от удара, поднялись вверх по Волге до реки Самары. Но здесь к ним со стороны Пензы двинулись новые стрелецкие полки. Стало ясно, что царь на этот раз решил не спускать обид, а что называется дожать. Здесь в документах появляются упоминания о Ермаке Тимофеевиче, возглавившем этот отряд. Точных данных откуда взялся Ермак, кем он был «в прошлой жизни» нет. Даже не ясно, пришёл он вместе с казаками с Дона, или встретился с ними на Самаре. Википедия приводит несколько версий о происхождении Ермака, в основном основанных на мифологии. Не исключается, что он до этого служил в дружине Строгановых, либо находился на царской службе и воевал в Прибалтике. Так или иначе Ермак сразу предложил попавшим в западню казакам выход через Сибирь.

Тут же в лагерь на Самаре прибыли спецпосланники Строгановых. Так описывает переговоры строгановский летописец: «Послали к ним людей своих с письмом и с многочисленными подарками, а приказали их приглашать к себе честь по чести и на добровольных началах, чтобы шли к ним в Чусовские городки и крепости для защиты их от нечестивых врагов. Атаманы же и казаки очень обрадовались тому, что послы пришли к ним от благородных людей с великими почестями и с подарками и зовут их к себе на помощь. …Заговорил атаман Ермак Тимофеевич: «Примите решенье, собратья, здравым умом, чтоб нам не промахнуться: коль на Волге нам жить — разбойниками слыть, а на Дону нам жить — казаками быть, а на Яик уйти — путь далек (лежит), а здесь — добычи нет. Да не в шутку нами шуточка сыграна, как … разграбили казну государеву … И коли мы ныне не пойдем к тем знатным людям в помощники, то они о нашем неповиновении будут писать в Москву …, и государь на нас разгневается, велит нас перехватать и по городам разослать, да по тюрьмам рассажать.».

Из этого среди прочего следует, что Строгановы, возможно, не предлагали казакам денежного довольствия, намекая только на долю в добыче, что давало хорошую экономию. Конечно, купцы рисковали – казаки могли решить не идти в Сибирь, а грабить земли Строгановых… Но расчёт оказался точен. 540 казаков пришли на службу Строгановым во главе с Ермаком и стали основой будущей экспедиции.

Уже в 1581 году состоялось боевое крещение отряда: «22 июля, коварный дьявол … побуждает жестокого и нечестивого вогульского мурзу Бегбелия Ахтакова с его вогульским и остяцким войском и разными иными отрядами: количеством же их нечестивая рать — 680 человек. И пришли (они) под Чусовские городки и Сылвенский острожек тайно, крадучись, и здесь села и деревни живущих окрест захватили и сожгли, и в плен многих мирян с женами и детьми увели. Но … вскоре над теми безбожниками русские воины из этих крепостей одержали победу: многих около острожков захватили да по тем селениям у бродов многих перебили, а других в плен увели, и мурзу их Бегбелия Ахтакова взяли в плен.» Решающее значение в победе имели действия отряда Ермака.

 

Цена вопроса

Если казакам не платили или платили мало, спрашивается на что были потрачены строгановские 20-25 т.р? Логичную для современника версию «роспила», видимо, надо отвергнуть. Сведений о воровстве среди менеджмента у Строгановых нет, а жестокая дисциплина и пыточные камеры, сведения о которых мы изучили в начале работы, позволяют полагать, что воровать у сих знаменитых купцов было страшно. История с Семёном не в счёт, всё-таки это один из хозяев бизнеса, а не приказчик.

Летопись Строгановых так описывает получившееся войско: «В 1582 году, 1 сентября, … Строгановы отправили из крепостей своих в Сибирь против сибирского султана атаманов и казаков, Ермака Тимофеева с соратниками, а с ними отпустили, собрав из крепостей, своих разных служилых вольных людей: немцев, литву, и татар, и русских, — отважных и смелых, достойных воинов 300 человек все вместе, сообща; и в том их войске собрались всего 840 человек, смелых и отважных. И … удоволили их вознаграждением и в различные доспехи облачили их вооружением — пушками, и пищалями, и всяким оружием, и разными припасами, и всем остальным в достатке снабдили их, и проводников, знающих тот сибирский путь, и переводчиков с басурманского языка им дали и отпустили их в Сибирскую землю с миром.» — нравится мне это «с миром», умели средневековые пресс-секретари ясно выразить мысль…

То есть, Строгановы оплатили весь комплект вооружения, особенно огнестрельного.

87826245Дальше упоминаются 300 человек не из числа казаков, включённых в отряд. Видимо, это наёмники. Сколько вообще в те времена платили военным? Сайт talers.ru сообщает: «В середине XVI века Иван Грозный учредил Стрелецкие полки. Попасть туда было очень сложно, так как помимо хорошей физической силы и выносливости, нужно было уметь пользоваться мушкетом, который в то время представлял сложное техническое изделие. Из-за не правильного пользования мушкетом солдат мог покалечить не только себя, но и своих товарищей. Царским стрельцам Московского полка было положено высокое жалование- 4 рубля в год. Столько же 4 рубля в год составляло минимальное дворянское жалование. Стрельцы же в других городах получали за год всего два рубля, а пушкари — рубль. Единственное, помимо денежного жалования, им выдавали ещё хлебное довольствие. В мирное время помимо несения караульной службы, стрельцы могли заниматься мелкой торговлей и ремёслами». Большинство бойцов отряда Ермака вооружались ручными пищалями (названными выше мушкетами) значит даже простые наёмники, шедшие в отряд простыми стрелками должны были получать никак не меньше московского стрельца, а гораздо больше с учётом риска службы и отсутствия возможности мирных приработков.

Среди наёмников упоминаются «немцы и литва». Немецкие ландскнехты в ту эпоху были самым ходовым товаром на военном рынке труда Европы. Профессиональный солдат в Европе нанимался в наёмные армии за 3-5 талеров в месяц. (В конце XVI века два талера меняли примерно на один рубль) Правда обычно солдат сам себе покупал оружие, одежду и снаряжение. Минимальная сумма необходимая для снаряжения солдата в те годы была 5-7 талеров. На эти деньги снаряжали новобранца в пехотные войска, выдавая ему, обычно шлем, нагрудник, пику и шпагу. Стоимость амуниции наёмного всадника составляла 15-20 талеров (разницу составляет в основном цена боевого коня). Всё это было корявенькое, ржавое. Новобранцам выдавали всегда самое дешёвое, т.к. они, по сути, являлись «пушечным мясом». Дальше новобранец либо погибал, либо снаряжался с трофеев…

Правда, вызывает сомнения, чтобы Строгановы озаботились наймом простых мушкетёров, пикинеров или рейтар. Несколько десятков таких бойцов ни чем концептуально не усилили бы несколько сот казаков и русских стрельцов. При этом историки утверждают, что простые наёмники, попадавшие в плен к русским в Прибалтике обычно или казнились или отправлялись в крепостные. Русь в то время не нуждалась в них. «Живот» оставляли и позволяли наниматься по профессии только узким специалистам, чьё обучение было дорого. Это младшие командиры, особо меткие стрелки или пушкари, сапёры, картографы и иные штабные специалисты, ну или легендарные «доппельсолднеры» — дословно ребята «на двойном жаловании», — пехотинцы, использовавшие тяжёлый длинный (до 1,5 м.) двуручный меч, имевшие крепкое здоровье и нервы, специализировавшиеся на рукопашном бою с тяжеловооружёнными конными и пешими латниками (доппельсолднер показан в известном фильме «Плоть и кровь» актёром Рутгером Хауэром).

dopple

Так могли выглядеть «немцы и литва». кадр из к.ф «Плоть и кровь»

Найм сотни таких узких специалистов экстра-класса конечно мог качественно усилить отряд. При этом надо понимать, что у Строгановых была возможность им так же, как и казакам, не платить по европейским стандартам. Положение пленных немецких военспецов конечно сильно отличалось в лучшую сторону даже от домашнего ареста, скорее подписка о невыезде из Московии. Но всё-таки, это были пленные, подневольные люди.

Таким образом, в общем-то на 20-25 т.р. Строгановы вполне могли бы снарядить 3-5 тысячное средненькое для тех времён войско. Тысячу стрелков, тысячу всадников, да ещё 1-3 тысячи пикинеров. Однако, они выбрали иную концепцию. Понимая невозможность соревноваться с Кучумом в численности, вложились «по полной» в обеспечение абсолютного технического и профессионального превосходства.

Аркебуз, а потом и мушкет стоили очень дорого: несколько десятков талеров. При этом мушкетёров обучали не менее полугода. Во время обучения такой ученик был на содержании заказчика. Тем не менее летописцы говорят о том, что почти весь отряд был обеспечен ручным огнестрельным оружием. Пищаль и мушкет того времени, тем более аркебуз пока еще не могли в меткости и дальности стрельбы соревноваться с арбалетом или луком. Хороший лучник, как говорили в Европе того времени, «мог попасть в яйцо с 200 м.» Но это хороший лучник, которому надо талант и годы обучения, лук и стрелы, приготовленные таким же талантливым и опытным мастером – в общем это чудо, которое показывали только на самых больших ярмарках. Из мушкета после месяца обучения любой бродяга попадал с 200 м в ростовую мишень, большей меткости трудно было достичь и при долгом прилежном обучении. Русская ручная пищаль стреляла свинцовыми шариками весом 30-50 г. С 200 м надёжно пробивались тяжёлые доспехи, а кожаные доспехи, какие были в ходу в кучумовом войске, пробивали и с 500 м, лишь бы попасть. Шарик-пуля при выстреле деформировался и превращался в нечто с непредсказуемыми аэродинамическими свойствами.

В Европе и на Руси отряды меньше тысячи человек обычно не располагали штатной артиллерией. Обычно это было стратегическое средство, придававшееся целой армии. Строгановы сделали упор на артиллеристском обеспечении отряда Ермака.

«Артиллерия в те годы была дорогая. Сама медь, из которой отливались пушки, стоила талер за 2-2,5 кг.  Совсем небольшие «полевые кулеврины» весом до 300 кг стоили до 1000 талеров.  А тяжёлые орудия весом 2-3 тонны стоили несколько тысяч талеров. В пересчёте на кг веса пушки, дороже всех обходились большие королевские кулеврины с длинной ствола более 40 калибров и общим весом за 2 тонны. Такие пушки прицельно метали снаряд весом в 10 кг на пару километров».

Семипядная пищаль, упоминаемая, строгановским и казачьим летописцем, как основная пушка в отряде – вид легкой полевой артиллерии, имевшей калибр 2-4 фунта и длину ствола до полутора метров, отличалась относительной простотой в обслуживании и ремонте и высокой скорострельностью. Правда эти же летописцы упоминают отдельно и скорострельные пушки. В царской артиллерии так же существовал отдельный вид скорострельных полевых пушек калибром полфунта, возможно, речь идёт именно о таких орудиях. Обе пушки зачастую заряжались не ядрами, а кучей обычных мушкетных пуль, и служили для нанесения поражения живой силе противника, расположенной на открытой местности в сомкнутых построениях на дальности несколько сот метров. При том, что меди расходовалось на производство таких пушечек не много по сравнению с гигантскими орудиями, стоили они всё же не мало, т.к. были новым словом в боевой технике, требовали особого мастерства и культуры производства и по всей Европе появились только в 70-е годы.

Особого внимания заслуживает привлечение к отряду большого штата проводников и переводчиков. Надо отметить, в те времена эти специалисты обычно не ограничивались применением по прямому назначению, а играли роль разведслужбы. Из летописи мы видим, что разведслужба насчитывала несколько десятков человек. Так же, возможно в обязанности этих людей входила и военная дипломатия – обеспечение мирного прохождения войск, не вовлечение отряда в бои с неосновными противниками, контакты с сочувствующими силами, использование их против Кучума. Во все времена, такие специалисты стоили дорого.

Их работа косвенно отражена в документах, освещающих уже самое начало похода. Сайт «История войска Донского»: «Плывя по Чусовой вверх до устья реки Серебрянки четыре дня и два дня этою рекою, они 6 сентября достигли так называемого сибирского пути. Здесь, желая на всякий случай оградить себя, построили наскоро Кокуй городок и перевезлись чрез волок, из 25 поприщ состоящий, на реку Жаравлю, плыли этою рекою вниз до Тагила, потом сею последнею вошли в Туру и здесь вступили уже собственно в Сибирское царство, еще не обнажив меча.» То есть отряд вышел к основному противнику быстро, не заблудившись, и не тратя силы на борьбу с местными племенами.

Возможно, в числе этих специалистов были и искатели свинца. Из описания похода видно, что отряд был маневренным, значит, не отягощён обозом. То есть «эшелоны с боеприпасами» следом за ним не шли. В принципе, если артиллерия не использовала ядра, то боеприпасами отряд мог себя снабжать по дороге сам. Пули к пищалям представляли собой свинцовые шарики, которые бойцы отливали себе сами на досуге (у каждого была специальная формочка). Но подходящий свинец надо было найти, для чего и служили специальные люди.

 

Агентство новостей охраны «Пульт»

Продолжение следует. Начало здесь